13:47 

"Потом " - Главы 1-2.

Алайя Рей
Никогда не говори никогда...
Автор: Селена Алайя Рей
Название: Потом…
Рейтинг: R
Жанр: Романс. Общий – всего понемногу.
Пейринг: Лексус/Люси
Дисклеймер: Все Машиме.
Размер: Макси.
Саммари: Некая фантазия на тему нераскрытых сторон в мире Фейри Тейл.
Левой пяткой к правому боку имеет отношение к "Грозам"...


Часть 1

Каждый в мире на Земле проходит через смерть. Ее никто не боится, ведь даже дети знают, как она проходит. Люди, умирая, сливаются с потоком душ, распадаются на частицы и формируют новые души, чтобы родиться заново. Люди уникальны и каждая жизнь для них первая и последняя… Маги уходят на перерождение, теряют память о прошлой жизни, но возвращаются к жизни цельной душой, каждый из новорожденных Магов когда-нибудь существовал. Наверное это для того чтобы Маги любящие всего раз за все свои жизни могли найти друг друга снова…
Но и в правилах бывают исключения…
— Увидимся в следующей жизни, Принцесса… — Шепчет Лексус сухими губами, когда маленькая теплая ладошка касается его мертвенно бледной и холодной щеки.
На заднем плане хлопает дверь – это вышла из комнаты Полюшка. Она не хочет видеть смерть человека, которому не смогла помочь. Его и без нее есть, кому утешить. Есть, кому проводить…
Мастер невидяще смотрит в стену и крепко сжимает руку внука. Эрза, стиснув зубы, стискивает рукоять клинка. Нацу и Грей смотрят на Лексуса таким взглядом, будто видят что-то лживое, чего просто не может быть…
Люси шепчет что-то бессвязное, успокаивающее и замирает, когда слышит его последнюю фразу.
— Конечно, обязательно встретимся… — Обещает она и сама не верит своему обещанию. Потому что знает, не встретятся, никогда.
Лексус не замечает напряжения, он только усмехается и благодарит за обещание. Закрывает глаза… его сердце отсчитывает последний удар.

На похороны Люси не приходит, она появляется на кладбище к самому вечеру, когда небо наливается грозовой чернотой. Она большее ее не боится, но человек, которого она должна за это благодарить, мертв. Она садится на плоский надгробный камень и слепо водит кончиками пальцев по выбитым в мраморе линиям имени и годам жизни. Лексус прожил всего 30-ть лет, ничтожно мало для Мага… Она поднимает лицо, позволяя каплям дождя упасть на щеки, имитируя слезы… Люси одета в красный бархатный брючный костюм и в ее отросших до колен волосах алая лента. Этот наряд — подарок Лексуса. Такой тонкий намек… предложение… Красный брючный наряд – у Магов свадебный. Как у мужчин, так и у женщин…
Эрза ловит ее на выходе с кладбища, резко хватает за руку, разворачивая к себе, мгновенно меняя стальной доспех на пушистый свитер, и прижимает ее к себе. И Люси, наконец, плачет. Глухо, навзрыд, почти без слез… а Титанийская шепчет.
— Вы еще встретитесь, в следующей жизни, а может и в этой… нужно только подождать, Люси. Ты сможешь, я ведь жду! Я ведь еще встречусь с Жераром! И ты встретишься… — Эрза говорит убежденно, как человек, у которого осталась только одна вера в жизни. Только одно, во что можно и во что стоит верить.
— Нет, Эрза, не встретимся… Ты просто не знаешь… Я Маг Звездных Духов и после смерти я не уйду на перерождение, я даже не потеряю память… я стану одним из Звездных Духов пополнив их пантеон. Какая ирония! — Она смеется Титанийской в лицо, глухо, зло и обиженно, а Эрза только и может снова ее обнять, пытаясь поддержать. Теперь Скарлетт знает, что в мире все-таки есть люди, которым действительно уже не во что верить.
Через год на экзамене она становится магом S класса, просто пройдя мимо Гилдартса, который пропускает ее, отходя вбок. Ему нечему ее учить…
Еще через два года Люси берет столетнее задание и уходит, изредка присылая весточки. А на десятый год в Фейри Тейл приходит весть, что Магичка по имени Люси Хартфелия погибла в одну из грозовых ночей, спасая детей попавших под лавину из снега и камней спустившуюся с гор. Детей она спасла ценой собственной жизни… На кладбище гильдии появилась новая могила с белым надгробным камнем. Она прожила всего 35 лет.
Эрза будет еще целых пятнадцать лет носить красные розы на могилу единственной подруги, пока…

Они встретили ее с радостью. Дева принесла красивое платье, Водолей мягко и как никогда раньше улыбнулась и потрепала по волосам, Овен долго мялась, а потом, страшно смущаясь, сказала, что она очень рада ее видеть. Каприко как-то по-отечески улыбнулся и, взяв ее за руку сказал, что будет очень рад, если она согласится пока пожить в его с Лейлой доме. Локи – ее самый верный Дух, ворвался в комнату в Замке Короля, подхватил ее на руки и долго, долго кружил по всей комнате…
Потом она получила свой Ключ – взяв его с широкой ладони Короля. Золотой, странной формы… Лео потом объяснил, что она заменит Рыб в Зодиакальном пантеоне, которые предпочли несколько лет полноценной человеческой жизни вечности звезд и ушли... Имя ей будет – Мать всех Гроз.

В Мире духов время почти не ощущается. Сначала это очень странно видеть над собой лишь черноту неба и не чувствовать даже слабейшего порыва ветра, но потом привыкаешь к неспешности и размеренности. Тихая, свободная и интересная жизнь. Столько интересного и неоткрытого, столько красивого, захватывающего дух, нового, впервые увиденного. Такого, что успело перебить и боль потери, и ноющую бессмысленность прошлых тринадцати лет… Невероятный мир, целительный мир…
— Люси ты знаешь, прошло уже пятнадцать лет. Там на земле. Я был недавно в гильдии… Эрза до сих пор, каждый месяц носит тебе на могилу цветы. – Подначивающе говорит Локи, садясь рядом с ней на обрыв, что над Радужной рекой.
— Ты единственный из нас, кто может свободно гулять между мирами.
— Ты тоже можешь. – Улыбается Лео, по-кошачьи потягиваясь – Ты просто не хочешь.
— Твоя правда…
— Тебе еще не скучно здесь, Люси? В нашем мире ведь даже нет того, чьим Духом ты являешься. Ни одной грозы за все это время.
— Я могу ее создать. – Пожимает плечами Мать Гроз и, повинуясь ее жестам, на черное небо наползают тучи посверкивающие молниями, оглушающе разрывающими пространство. – Ты Лев, значит большая кошка, тоже ведь не любишь воду?
— Исключительно только потому, что от нее портится прическа. – Смеется Дух Льва, но все равно взглядом просит Люси очистить небо от этой гадости. Люси смеется и убирает с неба тучи… На земле сделать такое будет не так уж и просто…
— И все-таки, я думаю, есть один человек, которому ты захочешь отдать свой ключ, пусть и с условием его возвращения к тебе после его смерти.
— Правда? – На ее лице скептически поднятая бровь и Локи усмехается и сотворяет в воздухе сотканный из воздуха портрет. – Судьба странная штука, Люси, и иногда она дает нам шанс именно тогда, когда мы уже смирились… Я по себе знаю.
— Имя… — Хрипло просит Люси, поднимаясь с земли и подбирая многочисленные юбки платья. Оно мечется в последних порывах ветра созданных ею и опадает, когда Локи произносит.
— Алекс… Лекс.
— Я возвращаюсь… — Она исчезает в блеске пары скрещивающихся молний, а Локи улыбается глядя на ошметки рассеивающихся туч.
— Давно пора.

Алекс аристократ – Маг и это дико не нравится всем его родственникам, поэтому он планирует побег. Планирует уже не первый год, готовясь тщательно и обстоятельно… будь он Стихийным Магом все было бы проще, но он Маг Звездных Духов и это сильно усложняет задачу. Серебряные ключи мало чем помогут, тем более в его распоряжении только Лира и Часы. О Золотых Ключах даже мечтать не приходилось с такими родственничками, планирующими его день буквально по минутам, даже тогда когда они идут на ярмарку. Вот и приходится вертеться…
Лира утешает, что все еще будет, да и еще хитро так улыбается. Вот ведь!
За окном блещут молнии в Сердобольях сезон Гроз всегда очень сильный. Но Лексу это нравится, то, что они сюда переехали. По крайней мере, здесь раньше жила та самая Магичка, что спасла его жизнь и жизни других маленьких детей тогда пятнадцать лет назад. Он до сих пор помнил то удивление и шок, который испытал, увидев портрет в парадном холле поместья. Она была немного моложе, в розовом платье с открытыми плечами и диадемой в золотых волосах и так сильно отличалась от той, которую он запомнил… спасшая их Магичка, была вся в земле и крови, волосы у нее спутались и слиплись от пота… Она умерла на их руках, у него и еще пятерых детей. Они пытались дать ей попить, выпрямить ее тело, перевязать раны, но все это не помогало… только перед тем, как ее сердце отсчитало последний удар, она внезапно цепко схватила его за подбородок и взглянула в глаза.
— Похож… наверное, все-таки встретились. Живи, парень, и стань таким же великим магом каким был… только не становись таким же хамом и сволочью, ладно? А то меня ведь уже не будет, некому тебя будет любить, а так, может, кто и найдется…
Он долго вспоминал ее слова и только потом, добравшись до библиотеки в этом поместье понял. Она спасла их не из-за денег, как говорили его родители, не геройствовала, как многие маги, она могла просто пройти мимо… но он, наверное, был перерождением, редчайшим случаем, такого быстрого перерождения, того человека, которого она знала…
Больше ему ничего не удалось узнать. Он даже разругался на этой почве с Лирой, которая не пожелала отвечать на вопросы о бывшей хозяйке. Все-таки, Лекс всегда был очень вспыльчив и самонадеян… и да он так и вырос циничной сволочью, как с гордостью объявлял его отец, впрочем добавляя что некоторые слова все-таки стоит держать за зубами. Лексу было плевать, он хотел свободы…
Он перенес ее портрет в свой личный кабинет, и теперь в грозы девушка на портрете казалась живой. Так действовал на искусную работу портретиста неверный свет от разрывающих небо молний. Гроза отличное время, гроза придает ему сил, в грозу на его пальцах постоянно трещат искры статического электричества, и заклинания энергии доступные всем Магам выходят куда лучше. Сегодня в поместье он один, семья отправилась на Бал к соседям, а он недавно отшил их дочь, так что отец решил, что уж пусть строптивый сынок сидит и никуда не лезет. А то еще лишних скандалов не хватало… Лекс и сам не понимал, что его от соседской дочки оттолкнуло. Красавица – это да. С такой, не на одну ночь остаться можно. Вот только потом понял… не живая она. Холодная как фарфоровая статуэтка в кружевах платья и камнях в украшениях белого золота. А в глазах пустота, ни искры… совсем ничего, ни ненависти, ни злости, ни любопытства, только лишь покорность родительской воле, что приказали закрутить роман с соседним сыном. Дура… а вот будь она хоть чуть похожа на Магичку на картине… Лекс поклясться мог, что она то пусть и была аристократка но отцовским умом не жила. Не зря в глазах воля и хитрость проглядывают…
Молния сверкнула прямо перед окнами, чудом уйдя в землю и не повалив растущее рядом дерево. Прогрохотал оглушительно гром, встряхнув кладку поместья.
— Нда… аристократ, значит, любит судьба шутить, с головы на ноги все переворачивать! — Писклявый голос раздался за плечом и на стол упал какой-то мешочек. – Не оборачивайся, сестра будет зла на Близнецов, если юный Маг их увидит. Сестра просила только передать ему ключ и условия договора. Если Маг их примет, то должен призвать сестру…
Лекс мгновенно обернулся, как только голос стих, но за спиной никого не было, только на столе лежал серебристый мешочек… Лекс протянул руку.

Часть 2

Он уже второй день гипнотизирует взглядом серебристый мешочек, оставленный на столе странными Духами. Не спешит открывать врата…
Лекс – аристократ, а такая жизнь чему-нибудь да учит. Например тому, что даже если прямо перед собой видишь ожившую мечту, не стоит бросаться к ней раскрыв объятия, это может очень плохо кончиться.
Вот и Лекс не спешит заключать договор с непонятным духом, хотя тяжелый, не смотря на все свое изящество, золотой ключ с навершием в виде грозовой тучи, приятно холодит ладонь, отдаваясь в кончиках пальцев тонкими электрическими разрядами.
Судя по книгам – все правильно, и ключ настоящий и ритуал передачи соблюден, но у него внутри какое-то странное ощущение, и он не спешит. Лекс доверяет своим ощущениям и интуиции, всегда доверял.
Если на пальцах сверкают молнии, а в груди становится жарко – значит, пора кому-нибудь врезать. А вот если как сейчас сдавливает грудную клетку, будто на спину повесили двадцать кило камней – значит, что-то предстоит, что-то непонятное. А непонятное чаще всего сулит неприятности, серьезные неприятности…
Поэтому Алекс просто вертит в руках неожиданный подарок судьбы и разглядывает его, хотя рука сама тянется вверх, с губ чуть не слетают слова призыва. Впервые он считает хорошим то, что он маг Третьего уровня, а не Четвертого* иначе не смотря на все его терзания, врата были бы уже открыты, только лишь по его желанию, без всяких слов…

Иногда Лекс мог часами смотреть на портрет Магички, чьи слова про сильнейшего Мага он принял как руководство к действию и следовал ему вот уже пятнадцать лет… Ему казалось, что она может дать ему ответ на любой вопрос, что она прекрасно разбирается в том, что ему недоступно… наверное когда-то так и было но теперь и он не тот неизвестный Маг, которого она любила настолько, что бросилась спасать всего лишь похожего мальчишку, и она… уже давно мертва. А спрашивать советов у мертвых могут только некроманты… ему это не под силу, и иногда Лекс жалел об этом. Ведь какая-то часть его рвалась бежать, ломать все стены, сносить все на своем пути к свободе, силе… но воспитание давало о себе знать, осторожностью и сдержанностью поступков и эта двойственность в желаниях рвала мозг на кусочки, а тем единственным что давало хотя бы видимость облегчения была Гроза…

- Лекс, родной, что с тобой? – Среди шума бьющих по земле капель дождя и бешеных порывов ветра раздался мелодичный голос его сестры. Малика была на четыре года младше его, но иногда казалось, что гораздо старше. Ей всего шестнадцать и она так не похожа на него. У нее зеленые «бабушкины» глаза и черные как вороново крыло волосы. Она тоненькая и маленькая, мягкая и мудрая, ласковая, нежная… единственный человек в этом доме кого он действительно любит до безумия, единственная из-за кого он все еще здесь. Ведь если он уйдет некому будет сдерживать порывы отца пристроить дочь повыгоднее. А Лекс и представить не может, что его малышка изменится, погаснет… - Ну… Лекс, хватит. Не смотри на меня так, все будет хорошо, этот парень не такая уж и плохая кандидатура… к тому же мы и так слишком долго бегали. Вот у отца и кончилось терпение…
Тонкие ручки обнимают за плечи, маленькие ладошки гладят по щекам, короткими движениями стирая со щек мокрые дождевые капли. Он перехватывает ее руки, сжимая запястья, не больно, он никогда не причинит ей боли…
- Повтори! – Он почти рычит. – Повтори, что ты сказала!
Ей не привыкать. Она часто видела его в ярости и не боится. Никогда не боялась. Потому что эта обжигающая и жалящая разрядами электричества ярость никогда не будет направлена на нее…
- Отец договорился о помолвке на прошлом балу у соседей…
Лекс отпускает ее руки, утыкается лбом в плечо. Сестра тут же его обнимает, маленькая, хрупкая… как Отец посмел! Ей всего шестнадцать! Ублюдок!
- Я поговорю с ним… - Практически рычит он, с пальцев срывается молния, сжигая розовый куст, который опадает пеплом. – Он разорвет эту чертову помолвку!
- Не поможет, Лекс. Успокойся… Оставь… Поживи хоть немного для себя.
Она не слушает его гневных возражений, обхватывает ладонями лицо, целует в щеку. Маленькая, хрупкая, самоотверженная… несомненно ублюдок отец надавил на нее пригрозил его свободой. Но она ведь не скажет… не подтвердит. Он для нее всегда на первом месте…
- Когда ты уезжаешь? – Хрипло, дрожа от гнева, спрашивает Лекс.
- Через неделю…
Сестра уходит с балкона, приподнимая юбку черного платья, перешагивая порожек, через несколько секунд раздается тихий скрип притворяемой двери…
Молния разбивает пространство на осколки, освещая улыбающуюся Магичку на картине и золотой ключ на столе. В душе поднимается что-то до этого момента не ведомое, яростное, темное как грозовые тучи. Лекс бросается к столу, хватает ключ, зажимая его в ладони, и посылает ко всем чертям предосторожности и предчувствия…
Это его единственный шанс…
- Откройтесь врата Матери Гроз…
Голос, кажется, отдается во всем небе. Во всех каплях дождя… и где-то там, среди молний плещущихся в танце между темнотой туч, озорно улыбается Люси… Магичка с портрета. Она спешит на Зов…

*Первый – это те, кто может открывать только Серебряные Врата.
Второй – это те, кто может открывать несколько Серебряных Врат одновременно или одни Золотые.
Третий – это те, кто открывает одновременно несколько Золотых врат.
Четвертый – это те Маги, что могут держать одновременно открытыми и Серебряные и Золотые Врата. Для таких магов нет преград и ограничений на вызванных Духов. Так же они могут обращаться к силе Звезд напрямую, не используя ключи Врат и Заклинания Призыва.

@темы: Erza Scarlet, FanFic, Loki, Lucy Heartphilia, Luxus Dreher, Other

Комментарии
2011-07-31 в 21:46 

Nirai
Как здорово, что вы решили написать еще что-нибудь по этлой паре!!!
Дух Люси и Лексус Маг Звездных духов, неожиданно, но очень любопытно)
Завязка интригующая *______* и как всегда остановлено на самом интересном моменте))) их первая встреча должна быть удивительной)))
Я с удовольствием буду сделить за развитием этой истории))) Вдохновения вам))
P.S. Помимо очаровательных основных героев не могу не отметить Лео, он настоящий страший брат заботящийся о Люси) и Эрзу, она показана живым человеком и настоящим другом)

2011-08-01 в 09:04 

Алайя Рей
Никогда не говори никогда...
Nirai
их первая встреча должна быть удивительной
Автор постарается так и сделать)

2011-10-15 в 15:04 

мне очень понравилось..)) жду продолжения

   

MASHIMALAND

главная