17:49 

Макси-фик от Irivinnuel

Название: Летопись Темных Гильдий: Хвост Феи
Автор: Irivinnuel
Фэндом: Fairy Tail
Статус: в работе
Жанр: action, adventure, romance, AU
Тип: гет
Размер: макси
Пейринг/персонажи: Нацу, Зереф, Эльза/Джерар, Локи/Люси, Грей/Джубия, Гаджил/Леви
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: мир принадлежит Хиро Машиме
Саммари: «Итак, Совет вновь собран. Будучи обеспокоенными «опасными взглядами» Макарова и членов его гильдии, он ускоряет процесс роспуска Хвоста Феи. Параллельно с этим, решается также и судьба заточенного в подземельях Эры Джерара Фернандеса, приговоренного к смертной казни. Однако Нацу Драгнила волнует вовсе не это – он живет миром своих снов. Как будут развиваться события и встретит ли Нацу того, чей голос так отчаянно зовет его?»
Размещение: с разрешения автора
Предупреждение: AU, возможен ООС (на усмотрение читателя)
От автора: уж и не знаю, как подобный бред вообще пробрался в мою голову, но что есть, то есть. Фанфик находится в процессе написания, поэтому вполне возможно появление других предупреждений, помимо выше упомянутых. Может даже будет слэш (не между главными героями, не волнуйтесь). В основном фик дженово-гетный. Читайте и не забывайте о комментариях!

Глава 3. Познавший смерть: смутные видения прошлого

Вдох. Расслабленный выдох. Хорошо бы потянуться, да так, чтобы кости хрустнули – после долгой затянувшейся поездки в сидячем положении тело надсадно ныло. Но горячая вода и воздушная ароматная пена постепенно прогоняли усталость и даже наводили дремоту.
Люси с блаженным выражением лица растянулась в огромной ванной, лениво намывая обнаженные руки и плечи. Ей было как никогда хорошо.
Из-за двери доносился мурлыкающий бархатный голос, напевающий озорную мелодию, в такт которой Люси непроизвольно качала головой. К тому же, прислушиваясь время от времени к звукам снаружи, Хартфилия с легким изумлением и смущением обнаруживала довольно характерные дребезжащие звуки со стороны кухни. Судя по всему, это позванивала посуда и шумела вода из выкрученных на максимум кранов – кто-то определённо хозяйничал в ее святая святых. И она догадывалась, кто.
Ох уж этот Локи! В последнее время его забота переходила все дозволенные границы!
Хотя, с неохотой признала Люси, готовил царь зверей превосходно – грехом было преуменьшить его кулинарные таланты. А эта фирменная отбивная с сыром и грибами… Пальчики оближешь, да и про тарелку не забудешь. И кофе он варит отменное, такое, что один его только запах напрочь отбивает у неё сон.
Люси с теплой улыбкой на губах прикрыла глаза, вспоминая крепкие, но очень нежные и чуткие руки, с легкостью удерживающие ее в течение нескольких часов. В голове вдруг всплыло красивое хитрое лицо, в обрамлении рыжих вихров, веселые немного снисходительные глаза за темно-синими стеклами стильных очков. Девушка, порозовев, спрятала горящие щеки в ладонях.
- Ох, и о чем я только думаю? – прошептала с болью в голосе она. – Обещала ведь больше не мечтать о принце на белом коне. Или уже забыла?
«Принц?» – иронично усмехнулась какая-то часть неё. Нет никакого принца, нет никаких сказочных грез. Локи ведь всего лишь друг, как Нацу и Грэй, как Эльза и Мира. Боевой товарищ, напарник, звездный дух – не более.
- Люси-ии! – громко позвали с кухни. Хартфилия вздрогнула от неожиданности и локоть ее соскользнул с краешка ванной, отчего девушка ощутимо приложилась плечом о чугунный бортик. – Ты там не растаяла ещё?
- Ч-ччерт, - прошипела Люси, лелея покрасневшую кожу чуть выше предплечья. – Я убью тебя, Локи! – взвыла она.
Царь зверей недоуменно моргнул и поежился, почувствовав странный зуд между лопаток. Обычно это означало большие неприятности, начиная банальным мордобитием и заканчивая расставанием с какой-нибудь особенно потрясной девушкой.
А вот понял он, что по уши влип, только когда разъяренная Люси, в одном только полотенце и розовых пушистых тапочках, метнула в него заляпанную соусом поварешку.
Падая на пол, Локи поблагодарил небеса за свою недурную реакцию.
Открывая глаза, он молил небеса, чтобы Люси уже успокоилась.
Хозяйка обнаружилась у кухонного стола, с интересом нависая над дымящейся сковородой.
- А что это у нас? – как бы между делом спросила она, сверкая любопытными карими глазами.
- Тушеный кролик, - ответил Локи, убирая с головы руки. – Разрезанный, посоленный, проперченный, прожаренный. Прошу к столу.
Люси уставилась на робко улыбающегося звездного духа.
«Опять мясо?» – озадаченно подумала она.
«Настоящий хищник!» - с гордостью и восторгом откликнулась ее другая часть.
- Угу, - согласно кивнула царю зверей Люси. – Только переоденусь.
И она в полной прострации ушла в комнату. Локи ошеломленно поглядел ей вслед, совершенно не догадываясь о противоречивых чувствах своей хозяйки. Он просто со всем ему свойственным легкомыслием радовался тому, что остался в живых.
А через несколько толстых стен Люси растерянно пробормотала себе под нос:
- Любовь нагрянула нежданно…
***
Небольшой замок, с многочисленными кокетливыми башенками и балкончиками, располагался в живописной долине близ столицы Фиора. Он разительно отличался от неприступных крепостей, принадлежащих другим лордам, властвующим на соседних землях. Миниатюрный, окруженный великолепным ухоженным парком с узкими извилистыми тропинками, он был полной противоположностью не только мрачным громадам севера и запада, но и блистательным жемчужинам востока и юга.
Но, что самое поразительное, этот замок абсолютно не подходил своей владелице. Госпожа Раис Фелиция, герцогиня Блескасская, слыла женщиной властной, строгой, любящей порядок и дисциплину. Она считалась одной из немногих людей, приближенных к Его Величеству Королю Фиора не из-за известной древней фамилии, а благодаря острому уму, твердой воле, проницательности и благоразумию. Кроме того, герцогиня была могущественной волшебницей.
Ее владения считались самыми благополучными на южных землях Фиора. Здесь всегда был завидный урожай, умеренные налоги, замечательные школы, где учились не только дети всех слоев населения, но и те, кто родился со способностями к волшебству.
Долина процветала до тех пор, пока границы Фиора с соседним государством Дельша не переступили жуткие волшебные создания, от одного дыхания которых погибало всё живое. Сады, люди, звери гибли, и герцогиня ничего не могла с этим поделать, несмотря на свою силу и власть. Эти существа были собственностью Дельши, из чьих заповедников они сбежали, поэтому их уничтожение могло нанести существенный урон дипломатическим отношениям двух стран.
В течение недели жители прятались за стенами замка, комнаты которого были переполнены людьми. Мест не хватало, и целые семьи оказались вынуждены селиться в подземельях и темницах. Семь дней и ночей люди, привыкшие к комфорту и уюту родных домов, страдали, с надеждой смотря на хозяйку замка, которая в бессилии наблюдала за разорением своих земель.
Да, та неделя стала страшным испытанием для обитателей герцогства, но их несчастья закончились, когда те твари таинственно исчезли. Позже они, находящиеся в глубокой спячке, были обнаружены на территории Дельши, конфликт угас, даже не успев как следует разгореться.
- Все, наконец, пришло в порядок, - умиротворенно улыбнулась Фелиция Раис, герцогиня Блескасская, с легкой улыбкой глядя в окно на играющих ребятишек. – Я должна еще раз поблагодарить тебя, - обернулась она к своей тени, темным пятном расплывающейся на стене. – Если бы не ты, кто знает, сколько бы времени заняло решение проблемы на государственном уровне. Король сейчас слишком слаб, в его отсутствие власть Совета магов особенна сильна.
Женщина иронично скривила губы:
- Хотя поодиночке мы, его члены, не имеем никакой реальной власти.
Тень на стене нетерпеливо шелохнулась.
- Прости, - спохватилась Фелиция, - я забылась. У меня интересные новости для твоего Мастера, - пожилая волшебница нахмурилась. – Ты ведь слышал о Джераре Фернандесе?
Тень утвердительно вытянулась.
- Его казнят завтра на закате солнца, сожгут заживо, а пепел развеют по ветру. Для этого Совет приказал явиться в ЭРУ сильнейшим огненным волшебникам. Они собираются возродить… - женщина немного помедлила и тихо продолжила: − Систему П.
Тень застыла и, мгновение спустя, яростно дернулась.
- Да, именно так, Система П будет приведена в действие, - спокойно повторила Фелиция. – Таково решение Совета. Ты прекрасно знаешь, что означают эти слова. Все, кто воспротивятся, будут уничтожены во имя мира и порядка.
Женщина отпила глоток вина из небольшого хрустального бокала, а затем подняла наполненные горечью и болью глаза:
- Люди такие глупые создания, ошибки прошлого их ничему не учат. История повторяется.
Тень встревоженно заколыхалась.
- Да, ты должен понять, о чем я говорю. Речь не только о Системе П. Как и тогда, пятнадцать лет назад… гильдия волшебников снова будет распущена. На это раз − Хвост Феи, сильнейшая на данный момент светлая гильдия Фиора.
Тень на стене опасно притихла.
- Если твой Мастер возьмётся за это дело, - обратилась герцогиня к ней, - то у меня есть кое-какая информация. Мой заказ: спасение Джерара Фернандеса и членов гильдии Хвост Феи. Если все останутся в живых, награда будет более чем щедрой.
Тень на короткий миг вытянулась и замерла, приняв обычный вид. Фелиция коротко вздохнула и поманила пальцем стоящую неподалеку бутылку вина. Холодный порыв ветра ворвался в окно, подхватил ее, и бережно опустил в морщинистые женские руки.
Герцогиня наполнила бокал и задумчиво уставилась на бурую, цвета запекшейся крови, жидкость, в нерешительности наклоняя бокал то в одну сторону, то в другую. Она с некой долей отстраненного интереса наблюдала, как вино темно-красной волной перекатывается на хрустальных стенках. Кто знает, о чем думала именитая волшебница в этот момент?
Едва заметная складка между бровями показывала сосредоточенность, а пробегающие искорки в блестящих глазах выдавали недобрые намерения. Властные губы чуть кривились в ироничной усмешке.
Женщина поставила нетронутый бокал с вином на стол. Горящий взгляд ее побродил по просторной заставленной старинной мебелью комнате, пока не наткнулся на семейный портрет в натуральную величину, нетронутый ни одной пылинкой, ни одной трещинкой. Художник, запечатлевший смутно вырисовывающиеся в тени лица, был неплохим магом и сумел наложить на картину простенькое заклятье консервации. Она выглядела так, словно только вчера вышла из-под запачканной краской кисти волшебника.
Герцогиня медленно приблизилась к ней, с непонятным выражением изучая молодое мужское лицо напротив. Самое обычное юношеское лицо: грубоватые черты, прямой нос, волевой подбородок, карие глаза. Единственное, что привлекало внимание в его внешности – седые от рождения волнистые волосы, собранные в хвост, перекинутый на плечо. Если бы не они, то в толпе мимо такого можно было пройти и не заметить, будто совсем близко прошел не человек, а пустое место.
Фелиция провела пальцами по шероховатому полотну, до края картины, упершись в дорогую резную раму. Рука соскользнула вниз и исполненные печали глаза сузились. Герцогиня отвернулась от портрета.
- Игра обещает быть интересной, - сказала она в пустоту. – Белому королю недолго осталось спокойно править.
Последние слова, произнесенные с твердой решительностью, почему-то прозвучали как обещание. Было ли оно дано загадочно улыбающемуся юноше на старой картине?
***
Воздух пропитан предчувствием дождя, ароматы позднего лета причудливо переплетаются, даря ни с чем несравнимое ощущение покоя. В небе желтой яркой звездой блестит полуденное солнце, с только ему присущим жестоким любопытством освещая то, что некоторые отчаянно хотели бы спрятать. Оно забавляется.
Ты вертишь в руках уродливую деревянную флейту, излучающую темную смертоносную энергию. Ты устал и даже ласковый бродяга-ветер, несущий с собой морскую прохладу, не приносит утешения.
Всё бессмысленно.
Бесполезно и глупо. Это всего лишь напрасные одежды. Сколько бы ты ни старался, мир не примет тебя.
- Эй, да ты и вправду неудачник!
Раздавшийся со спины жизнерадостный задиристый голос заставляет тебя с неохотой обернуться. Ты в не настроении шутить. Очередная попытка доказать миру свою полезность и право на существование окончилась грандиозным провалом. Тебя снедает печаль, уныние, граничащее с отчаянием, а где-то в пыльных закоулках твоей заблудшей души притаилась ненависть – к миру, не обращающему внимания на все приложенные тобой усилия.
- Дай-ка мне! – у тебя из рук нагло и бесцеремонно выхватывают плод многочасовых усилий и труда, оказавшихся совершенно безрезультатными. Внимательно изучают и сочувственно произносят: - Ты и, правда, неудачник, Зереф. Черепушка на этой флейте какая-то неправильная. Вот скажи, где ты видел, чтобы у человеческого черепа было три глаза? Не говоря уже об этих кривых отростках, смахивающих на пальцы того надоедливого старика в доме напротив. У тебя жуткий вкус. Немудрено, что местные жители обходят твой шалаш стороной – типа с такой богатой фантазией нужно остерегаться.
Ты на мгновение замираешь, запоздало думая, что должен был предвидеть подобное, и поставить хоть какой-нибудь маломальский барьер. Впрочем, любое из имеющихся в твоем арсенале заклятий заградительного типа вряд ли выдержало бы натиск этого гостя.
Ты с досадой говоришь:
- Эту флейту не я сотворил, ее создал темный волшебник Тандалл. Я лишь хотел снять наложенное на нее проклятие.
- И как?
- Сам видишь, - ты обхватываешь руками колени и кладешь на них голову, в безотчетной попытке подавить очередной приступ острой жалости к себе. Ты не замечаешь, как трава под тобой начинает стремительно желтеть, а воздух наполняться едва ощутимым запахом могильного смрада и гнили. А вот у того, кто стоит за твоей спиной, нюх гораздо, гораздо лучше, и скорость его реакции тебе никогда не удавалось превзойти, поэтому он начинает действовать, как только до него доходит смысл происходящего. Землю опаляет обжигающе горячее пламя, с жадностью охватывая пространство вокруг тебя, с немыслимой быстротой пожирая расплывающуюся смертоносную черноту чужеродной этому миру магии. От неожиданности ты неловко вскакиваешь, но сосредоточенное бледное лицо напротив заставляет успокоиться, подавить инстинкт самосохранения.
Пламя взвивается вверх, выше, успевая при этом раздаваться вширь, поглощая не желающее отступать убийственное волшебство.
Ты стоишь, не шевелясь, окруженный красно-желтым рваным облаком, и смотришь в прищуренные напряженные зеленые глаза, чуть раскосые, с неприкрытым вызовом в суженных зрачках. Ты чувствуешь нереальное тепло его магии, огонь которой вопреки всем стихийным законам не причиняет тебе боли. В этот миг – ты живешь. И живет мир вокруг. Не погибает, не отторгает – оберегает. Мир, поместившийся всего в одно настырное ершистое существо.
Ты улыбаешься.
- Готово! – последние язычки пламени исчезают, возвращаясь в победоносно вскинутый кулак. Раздается довольный вздох и едва слышимый хруст костей в разминаемых конечностях. На по-мальчишески округлом лице широкая ухмылка, выставляющая напоказ острые белые клыки – порой у тебя проскальзывают глупые мысли о сказочных ночных созданиях, пьющих кровь. Но это, разумеется, полный абсурд. Тот, кто находится сейчас рядом с тобой, стоит непозволительно близко, настолько, насколько не решился бы подойти кто-нибудь другой, ни зверь, ни человек – существо куда более опасное. Именно им и подобными ему пугают маленьких непослушных детей строгие мамы. И правильно делают.
Потому что встретить одного из этих могущественных монстров означает встретить свою смерть.
Ты понимаешь это как никто другой. Ты помнишь, каким он был, когда вы впервые встретились. Ничто не сравнится с тем ужасающим зрелищем, с той невообразимой мощью.
Но тебе всё же удалось выжить. Чудом ли или может, по велению небес? Или просто та девушка из вражеского лагеря была целителем от бога?
- Хватит киснуть! – однако… если каждый день видеть эту оживленную улыбку, то можно легко позабыть о прошлом. И радоваться настоящему. – Даже если у тебя ничего не получилось сейчас, это не значит, что не получится потом. Попробуй снова!
- Я помогу тебе! – ты в замешательстве смотришь на протянутую руку. – Так что не думай о смерти или об уничтожении мира. Можно ведь и беду накликать.
Ты чувствуешь себя неуверенно, ты желаешь принять его помощь больше чего-либо на свете, но ты… боишься. Так же, как и в первый раз, на том памятном поле боя. Вот почему столь сильно ощущение дежавю.
Ты отодвигаешь в сторону сомнения и протягиваешь ладонь в ответ. Ты надеешься попробовать кинуть вызов миру снова.
Горячее сухое прикосновение его руки придает сил, вселяет надежду. Не потому ли ты никогда не ставишь барьеры вокруг своего дома? Ты знаешь, что он придет, и твое сердце всегда начинает биться намного быстрей, стоит только вихрастой розоволосой макушке показаться на горизонте. Правда, ты слишком горд, чтобы признать это. В конце концов, ты один из сильнейших волшебников нынешнего поколения.
- Ну что, ты готов к долгому путешествию? - зеленые глаза глядят пристально, с легким прищуром. – Мы отправляемся в столицу!
- В столицу? – изумленно переспрашиваешь ты, и к горлу незамедлительно подступает тошнота – ты не можешь ужиться даже с несколькими десятками человек, живущих в деревне неподалеку, а что уж говорить о тех людях, что населяют центр Фиора? – Нет, я не могу! Если кто-то приблизится ко мне… Ты же понимаешь!
- Чушь! – фыркает недовольно гость и тянет тебя за руку вперед. – Снова вскидываешь лапы вверх? Идем со мной, я покажу тебе, каков на самом деле мир! К тому же, разве не ты хотел обезвредить эту трехглазую дудку?
- Причем здесь флейта Тандалла? – отчаянно сопротивляешься ты, тормозя каблуками о землю. – Я вполне могу колдовать и здесь!
- Отлично! – руку внезапно отпускают, и по инерции твое тело продолжает тянуть назад. Не сумев удержать равновесие, ты падаешь на спину, больно ударяясь лопатками о неудачно лежащие камни. А затем на тебя бесцеремонно усаживаются сверху.
- Попался! – бледное лицо со сверкающими от удовольствия глазами нависает над тобой. – Победа моя, Зереф.
- Слезь с меня!
- И не подумаю! Ха-ха-ха! Проси пощады!
У него потрясающе заразительный смех, крепкое жилистое тело и не раз, и даже не два ты проигрывал его сильным рукам с цепкими тонкими пальцами. Силы слишком не равны, и ты с горестным вздохом откидываешься назад, на прогретую солнцем землю, обреченно закрывая глаза.
- Эй, Зереф? Зереф! – раздается над ухом серьезный обеспокоенный голос. – Чтоб тебя, доходягу такого!
Ты непроизвольно дергаешься. Обидно.
- Ага! Попался! – тебя азартно трясут за плечи, и ты вяло думаешь, что все-таки стоило купить у старого контрабандиста не только черномагическую флейту, но и какой-нибудь артефакт-барьер. Пусть и пришлось бы раскошелиться, но сейчас тебе не пришлось терпеть адские муки.
- Я не могу пойти, - сдавленно произносишь ты. – Не хочу, чтобы из-за меня снова кто-то умер. Не хочу больше видеть слезы и боль людей. Ты должен понять, ведь я…
- Да знаю я! – раздраженно бурчит твой мучитель и скатывается с тебя, ложась рядом. – Но и ты должен понимать, что нельзя вечно сторониться людей. Ты – человек, а человеку следует жить среди других человеков. Отбившийся от стаи зверь – легкая добыча для более сильных хищников. Такого могут и сожрать, не подавившись.
- Я справлюсь. Чудовища просто так не умирают.
Между вами повисает пауза, и создается ощущение, что все звуки исчезли. А затем тебя тихо спрашивают:
- … Уверен?
Ты вздрагиваешь – голос сбоку внезапно становится существенно ниже, жестче, и ты резко откатываешься вправо, едва успевая увернуться от сокрушительного выпада объятого пламенем кулака. Вскочив на ноги, ты настороженно оглядываешь своего невольного противника, медленно поднимающегося и столь же медленно закипающего. Ты чувствуешь его злость, досаду, возбуждение – целый коктейль эмоций, ураганом бушующих в нем.
- Не надо, - ты предпринимаешь попытку остановить разошедшуюся не на шутку бурю. Покачиваясь, насмешливо лязгает серебряный медальон на твоем запястье. Тщетно.
- Надоело, - глухо отвечают тебе. – Я покажу тебе… - на свободу вырывается утробный рык. – … что на самом деле твоя сила ничего не стоит! И даже ты можешь сдохнуть!
Огонь вспыхивает сильней, пламенные брызги разлетаются в стороны – кажется, будто это воздух горит. Ты стискиваешь зубы в минутной растерянности, а твой противник уже делает шаг вперед.
- Прекрати… - шепчешь ты. Твоя магия, откликаясь на ощущение опасности, начинает пробуждаться. – Прошу тебя… Я не хочу!
- Ты сам напросился!
Черные вихри в предвкушении битвы сворачиваются вокруг тебя. Они живут своей жизнью, независимо от твоей воли, их снедает голод смерти. Воздух начинает подрагивать, а небу, поблескивающему нежной голубизной, абсолютно плевать – ну подерутся два дурака, и что с того?
А вот тебе не все равно, поэтому ты изо всех сил кричишь несущемуся на тебя противнику:
- Стой, Нацу!
Ало-желтый и черный потоки магии схлестнулись, земля содрогнулась.
Одинокий последний цветок уходящего лета рассыпался в пыль.
В схватке сошлись два бога.


Зереф резко распахнул глаза и долгое время смотрел в темноту исполненного девственной тишины леса. Темный маг силился вспомнить, кто он, где находится и что снилось ему, здесь, под тяжелыми раскидистыми ветвями могучих великанов-деревьев. Но все его усилия были напрасны – мимолетное видение растаяло, как лед в объятиях теплых рук, оно ускользнуло от него, прозрачной лужицей просочившись сквозь неловкие пальцы.
Но пусть сон и растворился в вечернем сумраке, слившись воедино с терпкими запахами летнего леса, Зереф чувствовал, как гулко билось сердце в груди, а легкое жжение в области лопаток только подтверждало его догадку – ему снова, в который раз, снился Нацу.
Темный маг задумчиво прокрутил в руках круглый медальон, загадочно поблескивающий, таинственный. Медальон, что подарил ему Нацу. Простой, без драгоценных камней и изящной тонкой резьбы, на крепкой грубоватой цепочке из волшебного металлического сплава. Словно воплощение его души, открытой, честной, вечно живой.
С тоской Зереф поднял печальные глаза на иссиня-черное небо, покрытое неясными росчерками серебристых звезд. Сколько времени прошло с того памятного дня? Нацу… уже должен был повзрослеть. Как он живет, чем дышит, не голодает ли?
И помнит ли он Зерефа, своего убийцу?

@музыка: Daisy x Daisy feat. Another Infinity - Towa no Kizuna

@темы: манга, anime, Other, Natsu Dragonil, Gazille/Levi, FanFic, Erza/Sieglein(Jerard)

Комментарии
2011-11-27 в 19:15 

Гость, - эмм.. а можно ещё раз для тугодумов? (робко) Я ничего не поняла

2013-11-04 в 23:38 

yuami
О!!Неужели хоть тут до конца фанф дочитаю???

   

MASHIMALAND

главная