Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:37 

Задуматься о любви #4 - окончание

Nisara Amaya
"Пришел в чужие руины, затоптал редкую колонию мха, поимел хозяина..." (с)
Название: Задуматься о любви
Автор: Nisara Amaya
Бета: нет
Пейринг: Грей/Джубия, упоминание Гаджил/Леви
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, Гет, Философия, Романтика, Повседневность, OOC (!!!)
Размер: мини
Состояние: Завершен
Дискламер: Не мое!!! Но так хочется… тТ
Примечание автора: Это махровый ООС, полный и непоправимый. Но автор не воспринимает тапки по этому поводу - у автора ДР и ему хочется тепла~))


Мелодия на порванных струнах.

Вы знаете, что есть волшебство, присущее только дождю? Знаете, что скрывается в теплых сладковатых каплях? Что шепчет небесный странник тем, кто умеет слушать? Слышали когда-нибудь, как перебирает он, осторожно касаясь, струны хрупких человеческих душ, рождая невесомую мелодию, сокрытую в дрожи сердца? Не думаю, что вы понимаете, какого это. Потому что дождь в большинстве случаев ассоциируется с чем-то не очень хорошим. С печалью. С грустью. С болью. Джубия этого искренне не понимает. Она любит ливни. Любит сидеть на подоконнике и слушать музыку дождевых капель в открытом окне. Любит гулять, когда небесная вода хлещет по земле косыми струями. Любит улыбаться хмурому небу, шлепая босиком по лужам и зажимая в тонких пальцах ремешки босоножек. И дождь отвечает ей тем же. Ему нравится эта странная девчушка. Нравится, как она ловит губами его капли. Нравится целовать ее тепло-холодными прикосновениями. Нравится шептать в аккуратное ушко о своих переживаниях, разбиваясь о протянутые ладони и возрождаясь со звонким смехом. Они вместе играют одну мелодию.
Он любит эту девушку. Любит настолько, что порой так отчаянно хочет стать человеком. Дождю известны все ее секреты, этой девочки с глазами ясного неба и волосами цвета морских глубин. Он знает ее с самого детства, знает о ней все. Он по одному взгляду может определить, когда ей плохо. В такие моменты Джубия прячется за кирпичами стен, улыбается ему сквозь стекло окна, так печально, виновато. Но странник совсем не в обиде. Он не может обижаться на свою малышку. Он просто напускает на себя грозный вид, подтягивая ближе тучки, рычит в притворной злости, заставляя взвыть от ужаса автомобили во дворе. Вспышки молний на миг окрашивают яркостью серость вечера, и так же неожиданно пропадают. Кого-то это пугает, а Локсар только посмеивается, задвигая шторы. Она не хочет, чтобы ее сейчас кто-то видел. Потому что в такие хмурые дни Морской принцессе все чаще вспоминается прошлое. Такое глупое, полное боли и разочарований. Прошлое, которое было так тщательно спрятано, скрыто в дальнем пыльном уголке чердака памяти и закрыто на замок, чтобы не пробралось в сердце. Прошлое, которое так неожиданно вновь вернулось в ее жизнь с приходом странного холодного парня с глазами мутного льда.
Джубия помнит детство так, будто оно было вчера. Ярко, отчетливо, каждую мелочь. Поэтому его немного страшно вспоминать – память затягивает как омут, как огонь поглощает лес во время пожара. И дымом залитого водой костра выбрасывает на берег безжалостной реальности. Но насколько бы не рвали душу эти воспоминания, она никогда их не забудет. Ведь тогда он любил ее.

Флешбек
В пятнадцать лет свойственно мечтать большой и светлой любви. Чистой-чистой, счастливой. Так же, как и свойственно за мечтами забывать о реальности. В свои года Джубия Локсар была именно такой. Она пряталась от внешнего мира, уходя вглубь себя, все больше отдаляясь от окружающих. Она забывала обо всем, не замечая ничего вокруг. И ей отвечали тем же. Не добившись ответа, начали избегать. Она была слишком странной для всех. Красивой, несомненно, но от этого не менее непонятной.
Она могла внезапно начать улыбаться. Тепло-тепло, почти счастливо. Настолько светло, что невозможно было не улыбнуться, глядя на нее. И не получалось даже оторвать взгляд от этой девушки – настолько нереально она выглядела, такой не по-здешнему невесомой была.
А через несколько мгновений это счастье могло угаснуть. Опускались уголки губ. Гасли яркие глаза, наполняясь влажным блеском - Джубия, казалось, вот-вот заплачет. Но не плакала. Никто не мог точно сказать, видели ли когда-нибудь слезы этой хрупкой принцессы.
Она была очень странной.
В пятнадцать лет всегда мечтаешь о любви. Но не всегда ее получаешь. Джубия Локсар всю свою жизнь ждала ее. Но была одна. Во всяком случае, она так думала.

В свои шестнадцать Грей не думал ни о чем. Ровно как и многие года ранее. С того момента, как огонь забрал его приемную мать, мир потух, как гаснет задутая свеча – вроде бы дымит, щекочет терпким запахом воспоминаний, а вот света нет. Совсем. Тогда, первое время, не хотелось даже жить. Зачем? Ведь мира нет. Но ему не позволили. Сначала брат, а потом и странный мальчишка и не менее странными малиновыми волосами. Именно они вернули ему смысл, стали дымом той потухшей свечи, тлеющим кончиком фитиля. И, хоть света все еще не было, Грей продолжал жить.
Это оказалось не так уж и плохо. Новая семья, друзья. Новый мир, выстроенный на руинах старого. Построенный всеми вместе. И уже улыбаться не так сложно, и смеяться, зная, что смех подхватят еще десяток луженых глоток. И доверять можно, не сомневаясь ни на мгновение.
А потом появилась она. Тот недостающий паззл картинки его мира, которого так не хватало. Тот маленький островок спокойствия в бушующем океане. Совсем еще крохотный огонек нежно-лазурного пламени, вспыхнувший на фитиле свечи его жизни.
Фулбастер видел ее мельком, совсем редко. В парке, во дворе соседнего дома, на детской площадке. Порой – выходящей из ворот школы-соперника вместе со странным парнем, страшного вида. Но чаще всего она была одна. Слишком часто. И это рождало не жалость, нет, - понимание. Когда-то Грей тоже был таким.

Он не мог остаться незамеченным. И Джубия была далеко не такой глупой. Но она лишь только улыбалась, украдкой оглядываясь. Этот юноша уже который день провожал ее до дома, держась на приличном расстоянии. Он не прятался, не скрывался, даже когда она кидала на него вопросительные взгляды через плечо. Его звали Грей Фулбастер, девушка специально просила Гаджила разузнать о нем. Железный сначала озадаченно качал головой – слишком уж необычно для давней подруги спрашивать о ком-то, а потом покровительственно трепал ее по макушке, безжалостно ероша синие пряди и понимающе усмехаясь. В какой-то степени он ее понимал.
Иногда на пороге ее комнаты внезапно оказывались цветы. Каждый раз разные, но раз за разом обязательно синие. Соседки беззлобно посмеивались, а Морская принцесса счастливо прижимала очередной букет к груди и казалась такой юной.
Все рухнуло в один миг. Просто он не выдержал. Просто не стерпела она. Джубия не удивилась, увидев около ворот школы этого юношу с ледяными глазами. Не удивилась, когда он решительно двинулся к ней. Удивление пришло только тогда, когда на запястье сжались холодные пальцы. Когда в глазах напротив застыло такое пугающее выражение человека, сделавшего свой выбор. За спиной напрягся Рэдфокс, готовясь при первом признаке опасности броситься в бой. Своих в обиду не даем – главное драконье правило. Но то, что между этими двоими не было ни страха, ни откровенной враждебности, останавливало. Хватило одного небесного взгляда, чтобы Гаджил, хмыкнув, махнул рукой на прощание и ушел, оставив их одних. Одних настолько, насколько можно быть одними в толпе. Да и ушел не далеко. Ну не собирался парень оставлять подругу наедине с этим феевским выродком!
А разговор все не клеился. Слишком близко, чтобы говорить. Слишком далеко, чтобы признаваться. Слишком горячие руки, но слишком холодный взгляд. Слишком большое напряжение, повисшее в воздухе. Слишком много этого «слишком».
- Почему?
Тихий голос рвет душу, вспарывает молчание, соединяет два потерянные в толпе одиночества. Синие глаза смотрят туда, вглубь, где самое сокровенное. Она словно трогает оголенные нервы, мягко, осторожно. Боясь спугнуть и, одновременно, страшась, что он останется.
- Ты мне нравишься.
От такой прямолинейности замирают оба. Она – потому что ожидала. Он же сам от себя в шоке. Грей крепче сжимает запястье девушки. У Джубии слезы блестят на ресницах. Вглядываются в лицо напротив серо-ледяные глаза, лазурные же прячутся за челкой. Она так по-детски отгораживается от проблем, что в пору улыбнуться, но ему совсем не весело.
- Прости…
Разжимаются похолодевшие пальцы. Падают на асфальт первые соленые капли. Джубия верит, что это она, первая любовь. Отчаянно хочет, чтобы все было хорошо, как в книжках, где в конце всегда хеппи энд. Но она не может. Потому что порой одного желания не достаточно. Порой все идет не так, как хочется. А сердце корчится от боли, видя, как медленно рушится мир в пустом взгляде того, кто несколько мгновений назад с безумной надеждой ждал ее ответа.
Шум дождя шелестит в ушах, прибивает дорожную пыль и стирает слезы. Где-то там, за воротами, тихо чертыхается Железный Дракон в невозможности уехать. Молча разворачивается Грей, не глядя на девушку, и уходит тем же путем, что пришел. На этот раз его свечу погасили тяжелые капли ее слез. Джубия позволяет теплым каплям затекать под воротник блузки, скатываться с волос по спине. Она не слышим мелодии этого дождя. Сейчас ее просто нет. Сегодня небесный странник порвал струны своей гитары лишь для того, чтобы создать своей девочке тишину, которая так необходима. А ей хочется плакать. Хочется кричать, отдавая шелестящей тишине эмоции и остатки чувств. Но нельзя. Пока нельзя.
На негнущихся ногах Локсар доходит до Гаджила. Она знала, что он будет здесь, и потому без напоминания садится на байк позади друга, пока тот заводит мотор. И только когда они несутся по мокрой дороге пустой трассы, принцесса позволяет себе разрыдаться. Она плачет, уткнувшись носом в широкую спину, затянутую в черную куртку. Ее всхлипам вторят грозовые раскаты, а тонкие пальчики мнут кожаные отвороты. Рэдфокс хмурится, но молчит, следя за дорогой. Пускай. Ей это нужно.
В конце пути их ждет холодная комната, пропахшая дождем и цветами, и собранные чемоданы. Джубия уезжает следующим утром.
Конец флешбека

Морская принцесса печально улыбается воспоминаниям. Она вернулась через год. Было страшно. Так страшно ей еще никогда, наверное, не было. Вновь вернуться в свою школу не составило особого труда. Приняли ее спокойно, даже немного радостно. Как старого друга. Но страх все еще сидел внутри, диким зверьком подгрызая самообладание. Когда Локсар узнала, что Грея нет, в душе вспыхнуло чисто женское возмущение. Получил отказ и сдался?! Решил забыть?! Но жизнь продолжалась. А ее ледяной первой любви не было даже в городе.
За время, проведенное без него, пришло понимание. Понимание того, что чувства никуда не делись. Они жили, дышали вместе с ней. И вместе с ней же становились взрослее, сильнее. Девушка уже не раз задумывалась: «А помнит ли он?» Думала, тщательно пряча собственные ответы в глубине сердца.
Джубия качает головой в ответ на эти мысли и смотрит в окно. С того дня она не слышит дождь. Нельзя играть на порванных струнах. На тех, которые были порваны осознанно – тем более. Сейчас такая погода навевает лишь воспоминания.
Он вернулся три дня назад. Локсар до сих пор помнит его смех, его счастье при виде друзей – она ведь тоже волею судьбы оказалась в том парке, где собралась в полном составе вся компания. Она слушала эти эмоции, вжимаясь спиной в дерево, скрывавшее ее ото всех, и пыталась унять лихорадочно стучащее сердце. Он знал, что она здесь. Не мог не почувствовать. Но… ни одного взгляда в ее сторону. Этого следовало ожидать, но больно все равно было.

День начался неплохо. А вот закончиться так же хорошо ему не дали. Первое, что не понравилось принцессе, когда она вышла из школы, это атмосфера. Накаленная до предела, вязкая, горчащая на языке не скрываемой враждебностью. Этой злобой гудела толпа перед школьными воротами. Там явно намечалось что-то не слишком приятное. Протолкавшись сквозь ряды старшеклассников и, игнорируя откровенно прямолинейные посылы, девушка, наконец, увидела всю картину. Он был здесь. Грей Фулбастер. С вызовом смотрел в глаза стоящего напротив Железного и явно не собирался отступать. А Гаджил довольно скалился, предчувствуя очередную заварушку.
- Гаджил!
От возмущенного звонкого голоса напряжение трескается, как яичная скорлупа. У Джубии крепко сжатые кулачки и серьезный сердитый взгляд. Рэдфокс страдальчески морщится. Он знает эту упрямую девчонку и мысленно машет уплывающему развлечению. Видимо, не судьба. Это понимает и собравшаяся толпа – через несколько минут во дворе остается лишь их трое.
- И что вы тут творите?
Дракону сейчас совсем не хочется спорить. Он видит тлеющие угольки радости в синих глазах, видит теплые искорки в мутном льде. Гордость, поворчав для профилактики, залегает на дно до лучших времен. Где-то там, за пятнадцать минут на байке, его ждет маленькая фея – она, наверняка, уже успела прийти – и это знание приятно греет душу, притупляет драконьи инстинкты, позволяя оставить подругу с одним из старых врагов. Рэдфокс примиряюще поднимает ладони, словно сдаваясь, и жизнерадостно машет на прощание, взглядом выискивая байк. Не маленькие уже, разберутся. А Железному Дракону, грозе всего района, можно в кои-то веки побыть счастливым.
А разговор, как и раньше, совсем не клеится. Локсар нервно теребит краешек легкого белого платья до колен, боясь даже поднять взгляд. Она чувствует себя так глупо, но ничего поделать не может. Стыд заливает краской щеки. Грей украдкой улыбается, без смущения рассматривая ту, что когда-то любил. Красивая. Той нереальной красотой, которой завлекают русалки не слишком умных путников. Фулбастер улыбается еще явнее. Он давно уже попал в ее сети.
- Идем, провожу.
Выходит не так, как хотелось. Получается грубо. Неправильно. Поэтому юноша отворачивается, скрывая смятение в глазах, и шагает за ворота. Он мысленно вычитывает себе все, что думает о тупых идиотах, не умеющих выражать собственные мысли, и почти уверен, что до дома будет добираться в одиночку. Но нет. Там, сзади, все еще не веря в происходящее, улыбается Джубия. Легкой бабочкой добегает до Грея, звеня каблучками босоножек по асфальту, и пристраивается рядом. Они не разговаривают. Идти молча намного уютнее. В этой тишине рождается новая мелодия. Из стука каблуков и перезвона цепочек на карманах. Из светлой улыбки и едва подрагивающих уголков губ. Из ощущения тихого счастья.
Порванные струны нельзя связать вновь. Нельзя заменить. На них невозможно играть в одиночку. Но кто сказал, что на них нельзя играть вдвоем? Следующим утром она обнаружит у себя под дверью большой букет синих цветов. Он будет ждать ее у школы после уроков, стоически игнорируя смешки школьников. И на пути домой маленькая ладошка будет цепляться за его локоть. Кто знает, может они еще смогут сыграть, ведь теперь их двое.

Эпилог
Любовь бывает разная. Она своя у каждого, неповторимая. Нет одной любви, похожей на другую, как не бывает одинаковых снежинок в буран. Можно полюбить друга, можно полюбить врага. Можно любить с детства, а можно до последнего не замечать того, что находится у тебя под носом. Кто-то скрывает чувства, кто-то прямо говорит о них, некоторые же превращают свою любовь в культ.
Какой вы хотите видеть свою любовь? Ровным огоньком свечи или сжигающим пожаром? Способной растопить лед или расплавить железо? Режущей тысячей клинков или же ласкающей мягкостью кошачьего пуха? Кто знает, какие мысли бродят у вас в голове. Хотите вы нежности или же, вопреки здравому смыслу, легкой боли. Любовь всегда останется загадкой для двоих, вот только решение, какой вкус придать этой тайне, всегда останется за вами.
У них всех странная любовь. Любовь, изменившая их сказки, переписавшая истории на новый лад и создавшая для них новый мир. Мир, где принцесса осталась с драконом. Король влюбился в рыцаря. Другой дракон похитил фею. А морская дева ушла с ледяным колдуном. И им наплевать на то, что подумают другие. Им предстоит еще много испытаний, но они обязательно победят всех врагов. Это же их сказка. Странная, неправильная, но настолько родная, теплая, что нет возможности ее закончить.
А теперь, хочу задать вам один вопрос. Вы когда-нибудь задумывались о любви?

@темы: Gray/Lluvia, Gazille/Levi, FanFic

   

MASHIMALAND

главная